ВОЙТИ / ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ

Санаторий имени С.Орджоникидзе: эпоха возрождения

Он был похож, скорей, на резиденцию коронованных особ, чем на место отдыха советских граждан. Санаторий Народного комиссариата тяжелой промышленности СССР, получивший впоследствии имя Серго Орджоникидзе, в 1937-ом стал самим олицетворением светлого исторического будущего. У советского человека появилась мечта — побывать в Сочи, отдохнуть в санатории Наркома Тяжпрома.

Санаторий имени С.Орджоникидзе: эпоха возрождения

Пораженный прибрежной красотой и лечебной силой мацестинских вод, Сталин отдал команду начать генеральную реконструкцию провинциального Сочи. Для граждан молодого советского государства требовались не просто здания – дворцы!

По обоим сторонам от Сталинского проспекта Сочи (ныне – Курортного проспекта), по склонам горы Бытхи возводились санатории. Место для санатория Тяжпрома выбирал лично народный комиссар тяжелой промышленности СССР Григорий Константинович Орджоникидзе.

Живописный юго-западный склон Бытхи, укрытый пальмово-хвойной рощей, стал, с его легкой руки, отличной площадкой для «социалистического дворца». А уже в 1935-ом знаменитый архитектор Иван Сергеевич Кузнецов обязался перед Управлением Делами Наркома Тяжпрома подготовить проектирование и художественно-архитектурное решение санатория.

Иван Кузнецов оказался востребованным всеми властями. И в царской России ценили его талант зодчего, и в советской республике опытный архитектор был нарасхват. Тем более, что происхождение имел крестьянское, а характер хоть и вспыльчивый, но отходчивый и в целом дружелюбный. Кроме своих потрясающих работ, известен Иван Сергеевич комичными историями, на правдивости которых настаивают разные источники. Например, историей о том, как он гонялся по стройке за прорабом, не уследившим за шириной возводимых въездных ворот в санаторий. Проезд получился узким, что крайне расстроило Кузнецова. Он бросился преследовать недотепу – прораба, исторгая ругательства. Рассказывают, как бежала вслед за разъяренным Кузнецовым его супруга, да умоляла опомниться. А проштрафившийся прораб, скача по строительным лесам, знал одно – под горячую руку Кузнецову попасть не дай бог. А там, глядишь, простит – отходчивый.

Или история о зажигательном танце на вершине Ахуна в ту пору, когда не было еще там смотровой башни. Уж больно весело играли на национальных инструментах южане! Так задорно, что Кузнецов пустился в пляс, да так ловко, что вскоре собрал толпу зевак.

А еще о том, как будучи в театре и восхитившись пением актрисы, вскочил, аплодируя, и закричал во все горло: «Ну, баба! Ну, черт!». Чем поверг почтенную публику в полное замешательство, а супругу – в обморочный стыд. В общем, временами в нем прорывалось пролетарское происхождение, зря что ль с каменщика начинал!

Стройка шла активно, в финансировании задержек не было, а бригада молодых архитекторов и техников, как сейчас сказали бы, была весьма эффективной.

Кузнецов выбрал стиль Палладио эпохи Возрождения и ему удалось мастерски вписать здания санатория в природный ландшафт, используя его преимущества и особенности. Центральное здание, охваченное колоннадой, выделенное шестиколонным портиком выгладит по — дворцовому величественно. В создании боковых корпусов архитектор учел естественный уклон местности, оттого их этажность увеличивается по мере спуска. Жилые комнаты по задумке создателя ориентированы на юго-восток, они пропитаны утренним солнцем и южным теплом. Деликатное использование художественных деталей стиля, уникальная роспись сводов арочных потолков, которую производили мастера Палеха и Мстёры, удивительная гармоничность композиции строений в целом, сделали санаторий Тяжпрома настоящим дворцовым ансамблем.

Санаторий был построен в рекордные сроки – за три года, и в конце 1937-го уже принимал первых счастливчиков на отдыхе.

Территория облагораживалась. В 1939 году скульптор Сергей Добровольский и лепщик Павел Тепляков создали, пожалуй, главное украшение – фонтан «Танцующие вакханки». Этот многоярусный красавец, помещенный в большую чашу, украшенный фигурами русалок, сатира и нимф прекрасно вписался в архитектурный стиль санаторного комплекса. Хотя, изысканный эротизм фонтана был, пожалуй, слишком откровенным для советского человека. Но эскиз на удивление утвердили, и обнаженные прелестницы украсили площадку перед центральным корпусом.

Санаторный комплекс обрамляло шестнадцать гектаров субтропической зелени, включая редкий гималайский кедр. И это соседство дополняло санаторий прекрасной прогулочной зоной в естественном ландшафте.

Краснодарский край, г. Сочи, Курортный проспект, 96/5

© 2018 GoRest