ВОЙТИ / ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ

Из рода Квиток (историческая справка)

Из рода Квиток (историческая справка)

Именно так – КвиткА, требуют написания исторические документы. Среди них и те, что подтверждают: Квитки – древний и известный украинский род, история которого тесно связана с Харьковом. В роду было много военных, имевших блистательную карьеру, поэтому вполне уместно говорить о преемственности. Собственно, родоначальник династии, некто Семен Афанасьевич, в далеких 1697-1726 годах был наказным полковником, а позже – полковым судьей.

Апостолы, Бердяевы, Вольски, Гирш, Голубы, Горенко, Искрицкие, Красновские, Лiсницькi, Шидловские – все это ветви одного генеалогического древа. Кажется, Андрей Валерьянович прихватил по таланту от каждого родственника, но об этом чуть позже.

Сам Андрей Валерианович украсил «веточку на древе» изысканным цветком: взял в жены Веру Дмитриевну Мартынову, родную племянницу того самого Николая Соломоновича Мартынова, что произвел роковой выстрел на дуэли, став убийцей Лермонтова. Барышня она была избалованная, и, как тонко подметила Ирина Голицына, была «типичной русской госпожой, грешившей снобизмом». По-французски Верочка говорила лучше, чем по-русски, всюду носила на руках любимую болонку и имела недвижимость заграницей. При этом была на 12 лет моложе полковника, всегда весела, легка и, учитывая тот факт, что пара была бездетной (вопреки информации некоторых краеведов)- жизнь четы Квиток была похожа на нескончаемый фейерверк.

À la guerre comme à la guerre или как полковник пушку оседлал. ( историческая справка)

Лучше всех полковника Квитка охарактеризовал…он сам, в своих дневниках: «ненасытная страсть к приключениям, жажда сильных ощущений, стремление к неизвестному, неиспытанному».
Именно этот «коктейль» толкал полковника на сумасбродства в миру и героизм на поле брани.

Русско-турецкая война принесла уже опытному вояке Андрею Валериановичу орден Владимира 4 степени, Анны – 2 степени и золотое Георгиевское оружие за взятие Гривенского редута. Там будущий полковник продемонстрировал беспримерное мужество, когда в критический момент боя рванул вперед в полный рост, увлекая всех за собой, заскочил на неприятельскую пушку и отделался при такой прыти легким ранением подмышку. Ну,просто Мюнгхаузен! Кстати, послужил Квитка и в Кубанском казачьем войске, в 1883 году еще в чине подполковника. Так что наши местные казаки вполне могут считать его за своего. Одним словом – любо!

Причиной ухода в отставку (но не конца военной карьеры!) стало…пари. Нахваливавший своего скакуна Квитка на спор верхом перескочил через стол, за которым обедал генералитет. Старшие офицеры, застывшие с приборами в руках под брюхом пролетающего коня, были слегка взбешены подобной наглостью. Пари Андрей Валерьянович выиграл, но оскандалившись, был уволен. Службу лихач оставил на целых 20 лет.

В 1904-ом подполковник Квитка, которому было к тому моменту почти 60, добровольно отправится на русско-японскую войну. Его супруга последует за ним, как сестра милосердия. И здесь отличится граф Квитка, и героизмом, и любовью к комфорту: вместе с господином графом будет влачиться по полям сражений его личный повар, итальянец Пепино. Спустя год, в чине полковника Квитка повторно уйдет в отставку. На этот раз насовсем.

Военная карьера Квитки имеет одну неразгаданную тайну. Историкам так и не удалось доподлинно выяснить, при каких обстоятельствах Андрей Валерьянович утратил левый глаз. А жаль, поскольку зная нрав полковника, можно быть уверенным, что это была захватывающая история.

Весну и лето они проводили в родовом гнезде Квитка – Основе, что под Харьковом, осенью перебирались в Туапсе, а на зиму «сбегали» в Италию. Полковник не выносил холод, поэтому Италия становилась его райским уголком, где он охотился на лис и катался на яхтах. Кроме того, они объездили все существовавшие на тот момент курорты в Крыму, Швейцарии, Австрии, Германии и Италии. Часто бывали во Франции, где у полковника были дома в Париже и Каннах.

Luxery life, век ХIХ – что тут скажешь.

Перемещения четы сопровождалось пышными приемами, визитами знати, публикациями в газетах и всем тем, что сейчас мы назвали бы «пиар». Андрей и Вера Квитки близко дружат с Голицыными, Юсуповыми, часто посещают их в Крыму. Кстати, Феликс Юсупов, тот самый, что расправился с Распутиным, бывал позднее с ответным визитом на хостинской «Даче Квитко», с которой мы начали рассказ.

Разумеется, невольно возникает вопрос – кто финансировал эту роскошь? Наследство! Заботливые родители оставили сыновьям Андрею и Валерьяну (младшему) угодья, недвижимость, драгоценности, коллекцию предметов искусства -в том числе, полотна Тициана, Корреджо, Веронезе, и английского фарфора-грамотно распоряжаясь которыми полковник обеспечил семье богатую жизнь.

Поскольку к иной не привык.

«Клубная» жизнь полковника Квитки (историческая справка)

А на гражданке жизнь полковника фонтанирует.

В конце 70-х 19 столетия он предпринимает попытку покорить Эльбрус. Но англичане, к группе которых он вместе с офицером по фамилии Бернов планировал примкнуть, ушли, не дождавшись русских. Самостоятельная же попытка покорения потерпела фиаско из-за пурги.

Но полковник утолил-таки свою жажду адреналина, став автомобилистом. Вот уж где была его настоящая страсть! Даже в Италии он стал одним из первых автовладельцев. Разумеется, ему не терпелось опробовать чудо техники на российских просторах. Но в Ялте, где он устроил обкатку нового авто, рев двигателей пугал лошадей, и полиция запретила автомобильные прогулки. Граф взбунтовался, но лично император Николай II подтвердил ему этот запрет. Раздосадованный полковник решил развлекаться ездой в своем туапсинском имении. По иронии судьбы спустя время император сам станет безудержным автомобилистом.

Замашки офицера конной гвардии в полной мере сохранились и за рулем. Квитка любил скачки, имел азарт охотника, поэтому скоростной режим ограничивался лишь возможностями автомобиля. Однажды газеты даже приписали Квитке трагическую гибель, в то время, как он лишь слегка зацепил скалу. Опровержение напечатали лишь после того, как возмущенный полковник лично заявился в редакцию.

Светская жизнь Квитки всегда близка к творчеству. В Париже он вступает в Клуб артистического Союза, где собирались благоволящие к искусству аристократы со всего мира. Бравый вояка Квитка весьма изящно пишет маслом, да и его литературные таланты находят признания у современников. «Записки казачьего офицера. Война 1877- 1878 г.»,«Поездка в Ахал-Теке. 1880-1881», «Заметки о башкирском конном полку», «Дневник забайкальского казачьего офицера: Русско – Японская война 1904 — 1905 гг.» — дневники, которые Квитка вел на протяжении всех военных кампаний, и сейчас будоражат пытливых историков.

«Клубная» жизнь Андрея Валерьяновича на том не ограничивалась. Он входил в комитеты еще двух клубов – итальянского Jokey и французского автомобильного. Во всех вышеуказанных организациях Квитка был в составе комитетов и вел весьма активную деятельность.

Краснодарский край, г. Сочи, Новороссийское ш. 6/9

Авторская статья: Наталья Майгурова

© 2018 GoRest