ВОЙТИ / ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ

ХРАМ ПРЕОБРАЖЕНИЯ ГОСПОДНЯ В ХОСТЕ

ХРАМ ПРЕОБРАЖЕНИЯ ГОСПОДНЯ В ХОСТЕ

Трудами благодетелей

Чета Щегловитовых, дача которых располагалась в Хосте, была весьма неординарна и хорошо известна в высших кругах. Иван Григорьевич – действительный тайный советник, министр юстиции правительства Николая II был женат трижды. Первая супруга, баронесса Дитерихс, сбежала от его скверного характера. Дальнейшая судьба ее была печальна: она погибла мученической смертью в огне собственного имения, сожженного крестьянами. Второй жене повезло не более – она скончалась в родах в возрасте 25 лет, подарив супругу дочь. Лишь третьей жене, Марии Федоровне, суждено было стать партнером и другом Ивана Григорьевича и сопровождать его до самого трагичного конца.

Она с легкостью прибрала к рукам супруга, несмотря на его известный всем жесткий нрав и резкость в высказываниях. Возможно, успех сопутствовал ей потому, что она напоминала авторитарную и деспотичную матушку Ивана Григорьевича, которую он обожал и боялся. Вероятно, сказался и опыт семейной жизни Марии Федоровны с первым мужем, покойным статс-секретарем Государственной канцелярии Сергеем Тецнером, вполне закаливший в ней и ум, и амбиции. Как бы то ни было, пара вполне состоялась, господин Щегловитов удачно строил карьеру, Мария Федоровна занималась общественной деятельностью, а в свободное время правила юридические документы супруга. В их тандеме право последнего слова неизменно принадлежало ей.

Так случилось, что в Хосте в начале 20 века не было собственной церкви. А население к тому моменту составляло уже около полутора тысяч человек. Среди них были и представители столичной знати, отдыхавшие на дачах и нуждающиеся в церковных требах. Оценив обстановку и придя к выводу, что Хосте кроме церкви не помешали бы еще школа и амбулатория, Мария Федоровна инициировала создание комитета по устройству указанных объектов. Иван Григорьевич счел предложение супруги уместным и поддерживал ее на всех этапах подготовки проекта. Ее порыв активно поддержала и братия адлерского Свято-Троицкого мужского монастыря во главе с иеромонахом Маркианом (монастырь впоследствии упразднили и до наших дней он не сохранился).

Но грянула революция 1905-го, и проект застыл. Спустя 4 года, оправившись от смуты, Святейший синод благословил Марию Федоровну на сбор пожертвований и внес от имени императора 4 тысячи царский рублей.

Проект будущего храма создал местный архитектор Василий Августович Ион, автор дизайна интерьеров известного курорта «Кавказская Ривьера» и трех этажного здания гостиницы у входа в Мацестинские источники. Спустя год, а по некоторым источникам – два, храм был воздвигнут.

Он вместил в себе элементы русской и византийской архитектуры. Церковь прекрасно вписана в рельеф местности, благодаря использованию природного колотого камня. Архитектор, имевший среди современников репутацию смелого, неординарного художника, добавил и элементы светской архитектуры в крыльце, куполе и колокольне. Храм с определенных ракурсов выглядит словно вырывающимся из каменной стены.

К сожалению, изображений или описаний первоначального внутреннего убранства храма не сохранилось. Доподлинно известно лишь о наличии в нем двух икон – Воскресения Христова и Симеона Верхотурского Чудотворца.

В вихре войн

Революционный вихрь чудом обошел храм, но разрушительно пронесся по судьбам его благодетелей. Новые власти арестовали Ивана Григорьевича. Мария Федоровна до последнего дня хлопотала за мужа, собрала баснословную сумму в 180 тысяч рублей для залога, чтобы выпустить его из заточения. Но сперва сумму увеличил суд, а потом, в дни красного террора в 1918-ом, русского криминолога, министра юстиции и последнего председателя Госсовета Российской империи Ивана Григорьевича Щегловитова расстреляли именем революции.

Мария Федоровна прожила немногим больше, последние дни свои проведя в крохотной квартирке в крайней бедности.

А храм, о возведении которого она так усердно хлопотала, с 1929-го находился на грани разорения. Община перестала существовать и церковь чуть было не стала читальней. Службы велись в храме еще пару лет благодаря личному упорству и непреклонности удивительного человека — митрополита Нижегородского и Арзамасского Евдокима.

«Уйдя на покой, владыка поселился в Хосте: там он служил в небольшой церкви без диакона и даже без псаломщика; обходясь без старосты, он сам иной раз продавал свечи. Еще худшие времена наступили для владыки в 30-е годы: небольшой храм, в котором он служил, был закрыт», — так описаны события в «Очерках русской церковной смуты».

В 1933-ем со свойственным тому времени цинизмом храм превратили в клуб, а в 1981-ом в нем расположилась АТС. Лишь с 1991 года возобновились богослужения, но проходили они сперва на улице, а позже – в подвале церкви.

Наконец в 2001 году исторический храм вернули верующим. Он требовал ремонта и нового внутреннего убранства. Его создал специалист по внутрихрамовой архитектуре, автор более пятидесяти иконостасов православных храмов, Андрей Владимирович Фехнер. Белоснежные колонны с вычурными капителями и карнизами контрастируют в нем с глубокими цветами икон, делая лики еще более выразительными и торжественными.

Сегодня убранство церкви пополнилось современными работами художников-иконописцев, территория украшена южной зеленью и цветами. Верующие идут в Храм Преображения Господня, чтобы поклониться иконам с частицами мощей святых апостолов Петра и Фомы, святителя Тихона, великомученика Георгия Победоносца, патриарха Московского, святой Матроны Московской. Среди святынь храма — тапочки святителя Спиридона Тримифунтского.

Ушли в небытия люди, чьими стараниями был воздвигнут этот храм. Прошли лихолетья, чуть не разрушившие его стены, но храм выстоял и сохранил свое величие.

Краснодарский край, г. Сочи, ул. Шоссейная, 9е

Авторская статья: Наталья Майгурова

© 2018 GoRest